Репортажи с фронта почти исчезли в России

Родственники присутствуют на похоронах ирпенца, участвовавшего в эвакуации своих соседей из города и убитого в своей машине выстрелом из ружья российской армии, 8 марта, на Ирпенском кладбище, окраина Киева, понедельник, 25 апреля. 2022 г. (Keystone/AP Photo/Emilio Morenatti)

Стертые краски

24-25 апреля. 60 и 61 день войны.

Заметил, что сводки с фронтов постепенно уходят из российского инфополя. Если еще недавно их публиковали все – от политических СМИ до lifestyle-изданий, то теперь прочесть о происходящем на передовой можно лишь на сайтах нескольких независимых медиа. Война почти полностью «ушла» из региональной прессы: там теперь снова говорят о ДТП, об открытии детских площадок и визитах губернаторов в какие-нибудь глухие села. Меньше ее стало и в telegram-каналах: те, что писали о политике до 24 февраля, постепенно возвращаются к обсуждению внутренних проблем.

Тем временем, главная проблема у нас все та же. И если говорить о ней меньше, то она не решится. География войны ширится. Она уже выходит за границы России и Украины. Вчера из танковых гранатометов был обстрелян Тирасполь – столица непризнанного Приднестровья (Молдова). Украинская сторона обвинила в произошедшем Россию, официальный Кишинев заявил, что случившееся – «предлог для обострения ситуации с безопасностью в Приднестровье». Россия пока молчит.

Очевидно, что для установления причин произошедшего понадобится длительное расследование, но также очевидно, что главная причина одна – идущая на границе Молдовы война. Не было бы «спецоперации» – не было бы обстрела Тирасполя. Уже третий месяц я именно так отвечаю на выпадки всех сторонников войны, говорящих, что мирные жители Украины страдают из-за обстрелов со стороны своей же, украинской армии (так пытается объяснить разрушения городов и гибель тысяч человек российская пропаганда). «Вы, – говорю. – Можете думать как угодно. Но если бы мы не начали войну, ничего бы этого не произошло».

Мне очень врезались в память слова одной из мариупольских беженок, сказанные моему стажеру: «За язык нас, может быть, и притесняли. Но мы все были живы». Решив (по одной из многих официальных версий) «защитить» от «притеснений» русскоязычное население Украины, руководство России начало войну, которая сейчас уничтожает то самое русскоязычное население.

Так почему же исчезают сводки с фронтов? Я могу судить только как обыватель – я совсем не военный эксперт. Кажется, тут несколько факторов:

  • Война все-таки действительно затянулась. Выдавать за успехи взятие отдельных небольших городов (с сопутствующими колоссальными разрушениями и жертвами) становится все сложнее. Сначала нам говорили, что война закончится за несколько дней, потом «прогнозировали» «победу» к 9 мая. Но никакой «победы» (в понимании сторонников войны) даже близко не видно. Цели не достигнуты. И на этом фоне все чаще приходится угрожать уже ядерным оружием. Согласны ли даже самые ярые сторонники войны на «победу» такой ценой?

  • Кроме того, фронт движется и в другую сторону. Уже третий день подряд происходят обстрелы российских сел, расположенных в приграничных регионах. Ночью 25 апреля произошли взрывы на нефтебазе и в военном городке в Брянске. До этого украинские вертолеты обстреляли нефтебазу в Белгороде. А ведь «практически вся» украинская авиация по заявлениям российских военных «была уничтожена» еще в начале марта. Как такое может быть, если война идет успешно?

  • Наши «союзники» из «ДНР» уже задерживают международных наблюдателей от ОБСЕ. На этом фоне все тяжелее обвинять Украину в попытках скрыть что-либо происходящее на фронте. Кто хочет скрыть? Кажется, именно тот, кто берет в плен независимых наблюдателей…

Россиян пытаются погрузить в привычное им неведение. В пассивность. Вот и президент уже рассуждает о внутренних проблемах, говоря в основном об «успешном» их «преодолении»: «стабилизации курса рубля», «недопущении дефицита», «сохранении рабочих мест». Только мы помним, что рассказы о «стабильном росте экономики» раньше, в мирное время, почему-то оборачивались повышением пенсионного возраста. И мы знаем, что на вставших заводах рабочие «сохраняют свои места», но не получают зарплат. Страшно подумать, чем обернется ширма, за которой сейчас пытаются спрятать войну.

link

Эта статья опубликована в рамках нашего проекта «Украинские истории», целью которого является дать украинским и российским журналистам — попавшим под бомбы, преследуемым или подвергнутым цензуре войной Путина — платформу, чтобы продолжать вести свои смелые и независимые репортажи. Чтобы узнать больше и поддержать нас, посетите нашу страницу краудфандинга [wemakeit.] (https://wemakeit.com/projects/ukraine-stories-2022 "titre visible au survol"

Newsletters